В: Это мне что-то напоминает. В частности, новояз Оруэлла и полицию мыслей. Но эта точка зрения, кажется, довольно распространена. Многие университеты полностью ею захвачены.

КУ: Да, американские университеты сегодня, кажется, специализируются на этом. Все это, на самом деле, вносит свой вклад в возвращение Америки к племенной идеологии, поощряя любые эгоцентрические и этноцентрические распри и политику раскола, политику нарциссизма. Все позиции равны, а это означает, что каждая доконвенциональная и этноцентрическая точка зрения получает поддержку. Америка стоит перед возможностью своего собственного личностного кризиса, но я полагаю, что это уже другой разговор.

Точка опоры 6: тело и разум — интеграция кентавра

В: Это приводит нас к последней «ортодоксальной» стадии, или самой высокой стадии, которую традиционные исследователи склонны признавать реальной.

КУ: Да, к точке опоры 6. Основная структура на данном этапе — визуальная логика, вы можете увидеть ее на нескольких рисунках, например, 5—1 и 10—1.

Визуальная, или сетевая, логика — особый тип синтезирующего и объединяющего понимания. Формально-операциональное сознание может синтезировать и объединять события многими способами, но оно все еще обладает своего рода дихотомической логикой или—или, которая напоминает аристотелевскую двузначную логику.

Но интегральные возможности визуальной логики могут складывать части в целое и видеть всю сеть взаимодействий. Когда она используется в объективном пространстве или на правой стороне Космоса, она создает общую объективную теорию систем. Но когда она является основанием подлинного внутреннего преобразования (которое не может быть полностью описано в терминах логики теории систем и которое является очень редким!), тогда она создает подлинно целостную индивидуальность. Когда средний уровень «я» отождествляется с визуальной логикой, когда человек полностью живет на этом уровне, тогда мы получаем очень высокоразвитую целостную личность, «я», которое действительно может жить в глобальном мире, а не просто говорить о нем.

Можно назвать «я» на этой стадии кентавром, который представляет собой объединение разума и тела, ноосферы и биосферы в относительно автономном «я», что, однако не означает, будто это «я» изолировано или эгоцентрично. Скорее это «я» включено в сеть ответственности и взаимной заботы.

В: В разговоре об этой стадии вы часто обращались к исследованию Джона Бругтона, хотя он и не очень хорошо известен.

КУ: Да, некоторые исследователи очень тщательно изучили данный этап развития личности — Левингер и Селман, Хабермас, Эриксон и Мэслоу, например. Но мне всегда нравились выводы, которые сделал Бругтон:на данном этапе «разум и тело являются опытом целостного «я».

Эта фраза кратко выражает общий смысл всего исследования. Прежде всего «я» на данном уровне знает как о разуме, так и о теле из своего опыта. Таким образом, наблюдающее «я» начинает преодолевать и разум, и тело и получает возможность знать о них как об объектах своего понимания, иметь некоторый опыт этих явлений. Это уже не только разум, который созерцает мир; это наблюдающее «я», которое созерцает как разум, так и мир. Это очень важное достижение, и, как мы увидим, на более высоких стадиях эта способность только усиливается.



Именно потому, что наблюдающее «я» начинает преодолевать разум и тело, оно одновременно начинает объединять разум и тело. Таким образом, получается «кентавр».

Итак, на этой точке опоры, мы имеем тот же самый процесс, состоящий из трех стадий, который мы видели на любой другой точке опоры, а именно, начальное отождествление, дифференцирование и итоговая интеграция. В данном случае существует начальное отождествление с формально-рефлексивным (операционным) разумом (точки опоры 5). Затем наблюдающее «я» начинает осознавать свое отличие от разума и воспринимать его как объект. Так как «я» больше не отождествляется исключительно с разумом, оно может объединить разум с другими компонентами сознания, а именно с телом и его высшими энергетическими импульсами. Следовательно, на стадии кентавра, разум и тело являются опытом интегрированного «я».

Безумие отсутствия перспективы

В: Вы также называете стадию кентавра экзистенциальным уровнем.

КУ: Да, на данном этапе человек действительно полностью самостоятелен, по крайней мере, на этом витке своего развития. У него больше нет слепой веры в конвенциональные роли и правила общества. Он больше не этноцентричен и не социоцентричен, он на пути к космополитичному пространству.

В: Эту стадию также можно отнести к космополитичным?

КУ: Все уровни, которые находятся выше формально-операционального сознания (точка опоры 5) являются космополитичными, или глобальными, — все они основаны на постконвенциональных ценностях и универсальном подходе. Высшие или более глубокие стадии просто все больше и больше раскрывают эту внутреннюю свободу, когда «я» переходит к подлинно духовному опыту.



Но здесь мы уже забегаем немного вперед. На уровне кентавра, на экзистенциальном уровне, вы больше не эгоцентричны и не этноцентричны. Вы уже глубоко погрузились в космополитическое измерение, в котором, как показывают мультикультуралисты, вы можете очень плохо воспользоваться этой новой свободой.

В: Вы называете эту новую свободу «отсутствием перспективы».

КУ: Да, пользуясь терминологией Жана Гебсера, Визуальная логика объединяет все возможные перспективы, и поэтому автоматически она не дает никакой точке зрения возобладать над другими. Это и есть отсутствие перспективы. Когда вы начинаете принимать во внимание все возможные мнения, ваша собственная точка зрения растворяется в других, вы теряете свою перспективу, вы теряете свои ориентиры.

И поэтому вы можете очень быстро потеряться в этом новом аперспективном сознании визуальной логики, ведь теперь все точки зрения становятся относительными и зависящими друг от друга, пропадает всякое абсолютное основание, пропадает то место, в котором ваш разум может остановиться и сказать: «Я нашел свой дом».

Но тот факт, что все мнения являются относительными, не означает, что вообще никакая точка зрения не имеет преимуществ над другими. То, что все перспективы относительны, не говорит о том, что некоторые из них не могут быть всегда относительно лучше, чем другие! Космополитизм лучше, чем этноцентризм, и гораздо лучше, чем эгоцентризм, потому что каждый высший уровень более глубок, чем его более мелкие предшественники.

Но, забывая об этом и сосредотачивая свое внимание просто на относительности перспектив, вы впадаете в безумие отсутствия перспективы, ваша воля и способность суждения разбиты параличом неопределенности. «Все относительно, так что нет чего-то лучшего или худшего, и никакая позиция не лучше, чем другая». Упуская из внимания тот факт, что сама эта позиция утверждает, будто она все-таки лучше, чем ее альтернативы, — стандартное противоречие представлений. Мультикультуралисты иногда достигают этого уровня визуальной логики, и обычно немедленно впадают в безумие отсутствия перспективы, невозможности принять определенное мировоззрение, определить смысл жизни. Потом они передают это отсутствие перспективы прилежным, ничего не подозревающим студентам.

Лишенное перспективы пространство визуальной логики просто означает, что Дух смотрит на мир с бесконечно необъяснимой точки зрения; это не говорит о том, что со временем он становится слепым. Перед нашими глазами развертывается просто еще один этап децентрирования, преодоление продолжается, формируется новая спираль эволюции, уводящая еще дальше от эгоцентризма.

На краю трансперсонального

В: Значит, есть и хорошие новости относительно этой экзистенциальной стадии или стадии кентавра?

КУ: Да. Одна из особенностей подлинного «я» на стадии кентавра состоит в том, что оно больше не покупается на обычные и конвенциональные утешения, или, как говорил Кьеркегор, «я» больше не может успокоить себя тривиальным. Появление этого более подлинного или экзистенциального «я» — основная задача точки опоры 6.

Ограниченное «я» должно умереть — магия его не спасет, мифические боги тоже оказываются бессильными, рациональная наука не в состоянии сохранить его прежним, и столкновение с этим неприятным фактом является частью его подлинного становления. Эта тема была одним из постоянных поводов для размышления М. Хайдеггера. Осознание своей смертности и ограниченности является одним из этапов поиска собственного подлинного «бытия-в-мире».

Экзистенциалисты прекрасно проанализировали это подлинное «я», «я» уровня кентавра, его особенности, его способ бытия, его позицию по отношению к миру, и самое важное, они проанализировали общепринятую ложь и упрощенную веру, которые мешают проявлению этой подлинности. Мы лжем себе по поводу своей смертности и ограниченности, создавая символы бессмертия, — тщетные попытки победить время и сделать свое существование вечным на каких-то мифических небесах, в некотором рациональном проекте, в великих художественных произведениях, через которые мы выражаем свою неспособность встретиться лицом к лицу со смертью. Мы лжем себе по поводу ответственности за свой собственный выбор, предпочитая видеть себя пассивной жертвой внешних обстоятельств. Мы обманываем себя, говоря о богатстве настоящего времени, в то время как на самом деле просто проецируем свое внимание на прошлую вину или несбывшиеся желания. Мы лжем себе по поводу своей фундаментальной ответственности, скрываясь в стадном мировоззрении, теряясь в другом. Вместо подлинного или действительного «я» мы живем в нашем ложном «я», создавая все новые проекты обманов, чтобы скрыться от отвратительной правды существования.

Этот тип подлинно экзистенциального сознания важен не только сам по себе, он важен и как предпосылка для вхождения в трансперсональное пространство, не обремененное мифами, магическими ожиданиями, эгоцентрическими и этноцентрическими маниями величия.

В: Но в работах экзистенциальных авторов — Сартра, Камю — присутствует настолько мрачная атмосфера!

КУ: Да, это классическое состояние экзистенциального страха, отчаяния, тоски, опасения чувства заброшенности, дрожи, страха перед смертельной болезнью — ведь вы потеряли все свои утешительные мифы и иллюзии! Страх в экзистенциальном смысле — это не физический страх, это метафизический ужас, потрясение человеческого прозрения.

Так как экзистенциалисты не осознают, что существует еще более высокий уровень сознания, они застревают на экзистенциальном мировоззрении, которое ограничивает их восприятие в пределах данного горизонта.

Поэтому для них становится своего рода делом чести встретить эти серые экзистенциальные кошмары с ужасной серьезностью. А если вы будете утверждать, что есть какие-то способы понимания, которые выходят за пределы экзистенциальной тоски, тогда, по мнению экзистенциалистов, вы начинаете впадать в безумное и неискреннее опровержение своей смертности, строите новые проекты бессмертия, отходите от подлинности, впадаете в упрощенную веру. Любая попытка пробиться к более высокому горизонту встречается ледяным взглядом и ужасными обвинениями в «неподлинности», которые повисают у вас над головой. Если вы начинаете улыбаться, то вы, вероятно, неискренни, потому что вы нарушили священный круг бесконечного отчаяния.

В: Сплавленность с кентавром, отождествление с кентавром и его экзистенциальным мировоззрением — это первая фаза точки опоры 6.

КУ: Да, я думаю, это так. И это экзистенциальное мировоззрение становится вашей позицией по отношению ко всей действительности. Чем больше тоски вы можете выразить, чем сильнее вы будете скрежетать зубами, демонстрируя космическое безумие, тем вы более подлинны. Но в любом случае вы никогда, никогда, никогда не должны позволять им видеть улыбку на вашем лице, иначе это сразу же обнаружит вашу неподлинность.

Вся суть экзистенциального кризиса в том, что вы еще не находитесь на трансперсональном уровне, но вы уже больше не связаны с личностным. Вся личная область начала терять свой привлекательный аромат, начала становиться совершенно бессмысленной. И поэтому, конечно, больше нет причин улыбаться. Что же есть хорошего для человека, ведь он все равно обречен умереть? Зачем вообще жить на личном уровне?

Это озабоченность значением, растущей нехваткой смысла жизни является главной особенностью патологии точки опоры 6, а также экзистенциальной терапии.

Но интересно, что кентавр, по всем ортодоксальным стандартам, должен быть счастлив, полон жизни и радостен. В конце концов это целостное и самостоятельное «я», как вы можете видеть на рисунке 9—3. Да ведь по всем стандартам это «я» должно все время улыбаться! Но почему-то гораздо чаще оно не улыбается. Оно глубоко несчастно. Оно целостно, самостоятельно и, несмотря на это, несчастно.

«Я» испытало все, что может предложить личное пространство, и этого оказалось недостаточно. Мир начал становиться плоским и лишенным смысла. Никакой опыт больше не прельщает. Ничто больше не удовлетворяет сознание. Ни к чему больше не стоит стремиться. Не потому, что кто-то не в состоянии получить эти награды, но как раз потому, что каждый смог насладиться ими по-царски, испытал все и нашел все это недостаточным.

И поэтому, естественно, эта душа не очень часто улыбается. Для нее все утешения теперь кажутся кислыми. Мир стал плоским и бессмысленным как раз тогда, когда душа достигла своего самого большого триумфа. Великолепный банкет состоялся и прошел; и над всем этим тихо усмехается смерть. Праздник является эфемерным, даже в его самой великой красоте. Вещи, которым мы когда-то могли предавать так много значения, так сильно желали их и связывали с ними большие надежды, растаяли в воздухе, испарились в какой-то странный момент после долгой и одинокой ночи. Что я могу восхвалять и чем я могу восхищаться? Кто услышит мои призывы о помощи? Где я найду силы духа, чтобы противостоять мечам и копьям, которые ежедневно направлены в мою сторону? И почему я вообще должен пробовать защититься? Все ведь возвратится в пепел. Бороться или сдаться, это больше не имеет значения, потому что все мои жизненные цели могут тихо истекать кровью вплоть до момента смерти, наполненного страхом и отчаянием.

Это душа, для которой все желания стали бледными, бессмысленными и анемичными. Это душа, которая столкнулась с существованием и полностью им насытилась. Это душа, для которой личное измерение стало совершенно плоским и лишенным смысла. Другими словами, это душа, находящаяся НА КРАЮ ТРАНСПЕРСОНАЛЬНОГО.



6519585126520942.html
6519693374618578.html
    PR.RU™